15:45 

Птица, серия Хранители, окончание.

tigra-olga
я буду молчаливым привидением(с)
начало здесь

Хрупкая фигурка художницы в окне не давала ему покоя.
Мысли о ней заменили все, даже жизненно-важные.
Что-то было не так.
И то, что девушка была знакома с крёстной.
И её картины.
Даже глупые птицы, которые слетались к ней со всех сторон!
Он так и звал её - Птица.

Мальчик вырос.
Полный тьмы и зла, но вырос вполне сносным человеком.
Невыносимым, упрямым, себе на уме, но человеком.
Никто так и не решился убрать его способности, силы тьмы жили в нём исподволь выливаясь в мелкие, а иногда крупные выходки подростка и перфекциониста.
Ему всегда было мало, хотелось большего, и неизвестно чего.
Настя вздыхала, снова просила Артёма подъехать к родителям Тая, поговорить с мальчиком.
А мальчик-то вырос и влюбился.

Он долго смотрел на неё из окна родительской квартиры.
Любовался её работами и даже забыл, как шкодил по неразумению и складу характера.
- Тай-Тай! Что с тобой, мальчик мой? - Айсель уже не доставала до подмышки собственного сына макушкой, но всё так же любила его, как часть себя, как ребёнка, как монстра, который не даёт расслабиться ни на минуту.
- Мам, всё нормально! - говорил басом мальчик, этот почти двухметровый мужчина, приподнимал мать-хранительницу, покачивал её в объятьях и осторожно отпускал.
Дома появились картины пахнущие маслом.
- Тай, ты стал художником? Тай, не молчи, пожалуйста!
Но мальчик отворачивался даже от отца, которому он нещадно завидовал из-за белейших крыльев, которые видел однажды...
- Мама, ты не поймёшь. Прости. - и закрывался в комнате.
Впрочем, сказать закрывался будет неправильно, он пропадал там!
К нему можно было зайти, вынести всю мебель, одежду и даже переклеить обои, но трогать картины, стоящие у окна, и его самого, было нельзя.
Айсель простояла рядом с ним не один раз, смотрела на ту же самую хрупкую девушку, видела, как та кормит птиц, сидит на балконе с чашкой чая завернувшись в меховой плед, пишет свои работы в глубине студии - иначе её комнату назвать нельзя, но от сына добиться ничего не смогла.
- Настя, я всё перепробовала. Мне не жалко, что он скупает практически все её работы, но ведь их никто не видит, кроме него! Мне не жалко, что всё его эго сейчас направлено на эту девушку, он уже два года не совершал ничего плохого и даже Артём заметил снижение тёмного начала. Мне не понятно почему он не идёт к ней? Настя, помоги нам, как всегда помогала, пожалуйста! Я ничего не понимаю!
- Ай, да он влюбился, и как любой подросток стесняется своих чувств!
- Я договорилась сделать выставку её работ, но он примчался в самый разгар погрузки картин и просто вырвал их все у организаторов из рук. Я так и не смогла с ним поговорить. Может Артём достучится?
- Артём попробует. А я поговорю с девушкой.
- Он зовёт её Птица.
- Птица? Ай, ты такая любящая мать, мне иногда страшно за вас с Никитой.
- Мы не пропадём. А Никиту Тай боготворит, кажется он видел его крылья и не раз. Он знает всю нашу историю, знает кто он и почему мы его любим вопреки всему.
Случай?
Вообще в жизни бывают случайности?
Тай ехал в автобусе и даже не думал смотреть по сторонам.
Девушка любовалась его точёным профилем, мушкетёрской бородкой с усиками и длинными цвета воронового крыла кудрями, торчащими задиристо из под трикотажной шапочки.
Ей позвонили сегодня из галереи, через которую она продавала свои картины, что нужно подъехать за заказом, какой-то сложный заказ, который нельзя отправить в электронном виде, а время у неё было с утра.
Тай ехал просто так, в галерею, вдруг Птица порадует его новой работой и он ощутит её тепло снова!
Вышли они вместе, Тай даже пропустил девушку вперёд, не узнав её в зимней одежде.
И в галерею вошли вместе, и снова он пропустил её не узнав.
А когда уже к ним подошли ожидающие их разные люди, вот тут он разглядел знакомый профиль, выпавшие туго скрученные жгутом под шляпкой волосы, потянулся к ней и замер, никого не слушая.
Птица кивала, слушая, что ей говорят, и не сводила глаз с парня.
"Приворожила" - подумал управляющий галереи, который всегда узнавал своего постоянного покупателя.
- Простите, вы как будто из прошлого века, так несовременно смотритесь. Простите. - Птица не удержалась и подошла к парню, который замер посреди холла.
Тай стянул шапочку с головы, мило улыбнулся, но думал совсем не о приятном и хорошем.
"Лучше бы мы на улице заговорили, лучше бы никого сейчас здесь не было! Как смеют они касаться её? Какая мука, зачем я зашёл сразу, а не помедлил, как обычно?"
- У вас красивые синие глаза, я не могу оторваться и перестать смотреть на вас... - Птица подходила всё ближе, и Тай понимал, что она больше никогда не сможет его покинуть, она не будет свободной, если он не уйдёт.
Зло затягивает.
Моргнул, поклонился и вышел, так и не произнеся ни слова.
На улице, зайдя за угол, не сдержался и пнул огромное старое дерево, растущее у здания.
Дерево устояло, но новое дупло у самых корней было ему совершенно не нужно.

- Айсель, сейчас в городе была такая вспышка силы, что Артёму стало плохо. Ай, где Тай, ты знаешь? - Настя изо всех сил старалась успокоить разбушевавшегося Артёма.
- Он поехал в галерею. Я ему сейчас позвоню!
- Позвони, отвлеки чем угодно, я быстро!
Тай сам набрал крёстного и уже пересказывал ему, что чуть не выпил девушку, которая ему нравится. Просто так, всю, до конца, с талантом, жизненной силой, потенциалом и энергией, всю.
- Но почему? Именно выпить, почему? Не подойти, поговорить, сделать ей приятное? - Артём сжимал трубку телефона, а сам прижимал к себе вырывающуюся наводить порядок в городе Настю.
- Я не знаю. Мне стало плохо от того, что все они с ней могут говорить, а я нет. Что она смотрит на меня, а у меня ком в горле и ... слёзы? Я всех там хотел убить, понимаешь, всех абсолютно, а потом её, чтобы никому больше не доставалась, была только моей!
- Тай, но ты же сдержался, ты ушёл и никому не причинил вреда?
- Артём, да, я ушёл, но кто знает, чего мне это стоило? Меня жжёт изнутри прямо сейчас, и бедное дерево...
Артём заставил Настю прислушаться к их разговору.
- Тай, мальчик мой, Птица идёт прямо к тебе! Не уходи от неё, у неё есть защита, я не знаю как она работает, но она есть, поверь мне, я знаю! - Настя говорила в рубку, как пела заклинание, уговаривала, а сама не верила, что говорит это, но видела своими глазами две полосы сил, которые прямо сейчас должны встретится.
- Я попробую.
Родители и крёстные замерли.
А дети?
Птица шла по улице, спускаясь к воде.
Пусть замёрзшей и скованной, но ей хотелось простора и свободы, даже в старом городе, состоящем из двухэтажных зданий.
Этот странный парень из галереи, который так спешно ушёл и ни слова не сказал, не напугал её ни разу, но заставил задуматься.
Синичка, сидящая на плече вспорхнула и улетела по своим делам, пересказав сегодняшние городские новости.
Птица подскользнулась и взмахнула руками, ловя равновесие.
- Я вас держу! - подхватили её сильные руки.
- А я бы и не упала! - Птица запрокинула голову, чтобы посмотреть на спасителя.
- А я бы и не позволил вам упасть! - синие знакомые глаза оказались так близко.
- Вам говорили, что вы похожи на мушкетёра?
- Нет. А вам говорили, что вы похожи на Птицу?
- Я и есть птица, вот сейчас выйдем на берег реки и я улечу от вас! - Птица раскинула руки, высвободившись из его объятий и побежала вниз, под уклон улицы, к самому берегу и кромке льда.
- А я вас поймаю! - так же раскинув руки бежал за ней Тай, счастливо задыхаясь от смеха.
Когда он привёл свою замёрзшую Птицу к ней домой, отогрел её чаем, пледом, привычно, как будто сам каждый день это делал, а не она, насыпал на балконе в кормушку зёрен для птиц, и уселся у её ног отогревать её дальше.
- Тай, у тебя даже имя не из этой эпохи, я тебя напишу. Вот разберусь со сложным заказом от галереи и напишу твой портрет. Такие синие глаза и кудри не должны быть достоянием одной меня.
А он снимал с её рук митенки, в которых её пальцы смотрелись коготками хищной птицы, целовал подушечки пальцев по очереди и молчал. Почему-то он понимал, что Птица скажет всё за него, сама, ему можно не говорить, только делать!
Улыбался.
Айсель, из окна его комнаты, с ужасом и радостью следила за его улыбкой.
- Ты знаешь, когда он раньше улыбался, я знала, что он задумал какую-то пакость, а сейчас я первый раз в жизни не знаю, что и думать! - сказала она в глубь комнаты мужу.
- Да уж, вспомни его улыбку и бедного пса, с которым он ни за что не хотел расставаться - там даже шерсти не осталось чтобы похоронить. - Никита рассматривал картины девушки стоящие у стены.
- А кота? Ты помнишь рыжего пушистого кота, которого нам привезли уже совсем большим и он долго прятался от Тая?
- Мальчику было всего пять лет, подумай, много ли соображает человеческий ребёнок в этом возрасте?
- Да, но капитальный ремонт в его комнате делать пришлось. Таю достался отличный шрам на щеке, а нам воспоминание о красной комнате.
- Милая, но у этой девушки и правда есть защита. Или даже она что-то сделала с нашим монстром, потому что птицы клюют зёрна, которые он им насыпал. - Никита стоял рядом с женой и любовался на пару в соседнем доме.
- Ты прав, он изменился. У него с рук ни одна живая тварь ничего не ела. Я позвоню Насте, дам отбой. На сегодня конец света отложен.
- Как ты думаешь, мы слишком уже старые для романтического вечера вдвоём?

Настя с Артёмом так же переживали за встречу влюблённых, но на другом уровне.
В город они не поехали, отслеживали вспышками сил, тем более, что переплетать ничего и не надо было, всё само завязалось, да так крепко...
Птица прилетела к Насте через два дня.
Не очень крупная серая птица, сидела на окне и клевала в раму и стекло, как бы просила впустить.
Хранительница открыла окно и на пол спустилась девушка, хрупкая, завёрнутая в лохматый плед, как в крылья.
- Здравствуйте, я Птица. А вы Настя, крёстная Тая? - девушка куталась в плед и косилась на дверь ванной.
- Птица? Тебя и правда так зовут? Здравствуй! Не бойся, Артём, хоть и тёмный, никого не обидит.
- Я не боюсь. Я хочу попросить вас о помощи.
- Тай?
- Да, но не так, как вы подумали. Людям-птицам нужна помощь, сильный и жёсткий правитель, способный вести и управлять. Тай очень подходит, особенно с его балансом добра и зла, воспитанного с рождения. Да, я была жертвой, провокацией, но он справился. Я подготовлю его, и мы улетим. Потом. Просто вы должны знать, вы хранитель.
- А его родители?
- Вот когда он будет готов меня им показать, тогда они всё и узнают.
- А он уже знает?
- Нет, он даже не знает, что я человек-птица.
- Судя по всему это он знает. Лети, Птица, спасай себя.
- Я люблю его, люблю больше, чем можно представить.
- Это и есть твоя защита, Птица. Любовь тебя хранит от всего, что он мог бы причинить.
Девушка улыбнулась, и взмахнув пледом, как крыльями взлетела крупной серой птицей с подоконника.
- Надо позвонить его родителям. -вслух произнесла Настя.
- Ничего не надо, ты этого не обещала. Тебя просто информировали, как хранителя, не превышай свои полномочия, даже, когда очень хочется! - Артём вышел из душа мокрый, прикрыл окно и утащил Настю в постель.
- А ведь ты собирался ехать в банк.
- Банк подождёт, моя хранительница!

Каждое утро, закончив писать новый участок работ, Птица садилась завернувшись в плед с чашкой чая, насыпав зёрен в кормушку для птиц на балконе. Птицы весело щебетали, поклёвывая зёрнышки и рассказывая ей городские и не только новости, за последнее время. Так было до появления Тая.
Он старался не лезть в эти моменты, но невыносимая жажда обладания Птицей превышала его сдержанность.
Сначала он сидел рядом и с такой же чашкой чая просто присутствовал при утреннем ритуале.
Потом начал слышать и различать щебет.
А как-то взвился на дыбы от дошедшей до его сознания информации.
- Как война? Где война?
- Что ты услышал, любимый? - Птица вскинулась, отчего плед взлетел, как крылья.
Он пытался ей объяснить, но ничего не смог.
Птица не огорчилась, рано ещё было для полного понимания.
- Тай, весна в разгаре, а ты дома ни разу не был. Ты хоть звонишь родителям?
- А что им звонить, я им помахать могу в окно... - буркнул Тай сжимая виски руками, крики птиц о войне прорвали что-то внутри и не давали покоя.
- Я закончила на сегодня работу.
- Да? - в принципе это означало, что он может посмотреть готовый холст, но Тай тянул.
- Посмотришь?
- Да. - он осторожно встал, высвобождаясь из под складок её пледа и вошёл в мастерскую.
С огромного холста на Тая смотрел он сам, при чём за спиной были птичьи огромные крылья чёрного цвета с отливами в синеву и зелень.
Синие пронзительные глаза выжигали в зрителе всё.
Тай задохнулся от восхищения!
Сам он себя таким не видел.
Чувствовал, но не видел.
- А можно я у тебя эту картину куплю и подарю родителям?
- Я её для них и писала. - Птица подбежала запыхавшаяся, пахнущая улицей, возбужденная и слегка расстроенная.
- Когда мы к ним можем пойти?
- Прямо сейчас?
- Но ведь мы размажем краски?
- А мы аккуратно понесём.

- Мам-пап! Я Птицу знакомиться привёл, мы с подарком, осторожно, он пачкается ещё! - Тай вносил огромный холст в прихожую, под общий вздох.
Холст поставили в его комнате, познакомились, пошли посидеть на кухне за чашечкой чая с тортом.
- Мам, я что-то такое чувствую, но думаю, что вам обоим будет не скучно в ближайшее время. - Тай подмигнул Птице.
Айсель и Никита переглянулись.
- Сынок, твои способности растут. - Ай инстинктивно прикрывала живот, в котором уже несколько месяцев росла новая жизнь с новым будущим.
- У меня такое чувство, что я уже вам не нужен, и почему-то я так рад этому, что не могу себя понять.
- Ты мне нужен. - Птица шепнула ему на ухо, что им пора.
Ребята ушли в его комнату и распахнули дверь на балкон впустив весенний свежий воздух в дом.
- Проветрим твоё масло, да?
- Да. - Птица неловко махнула руками и они оба падают вниз.
- Как глупо умереть, едва найдя счастье! - Тай пытался схватить и обнять любимую, и притянуть к себе в полёте.
- А зачем умирать? Летим! - Птица взмахнула руками крыльями и приостановила падение.
Тай тоже махнул руками, крылья сами сформировались и крупный ворон поравнялся с серой птицей.

- Настя, меня нельзя волновать, я беременна! Скажи правду, куда они делись?
- Айсель, да ну тебя, я вообще кормящая мать, кто же с этим считается сейчас! В страну людей-птиц, там твой Тай очень востребованная личность, так что не переживай, будет у них время, навестят вас, не будет, значит сильно заняты.
- Как ваш малыш поживает?
- Как всегда, наполовину ангел, наполовину демон - сложно, но очень интересно!
- От Тая я знала чего ждать, а вот тебе и Артёму достанется по полной.
- Как будто остальные дети какие-то другие.
- Ну, другие дети не будут ради мамочки связи путать, а ради папочки чинить оборудование на расстоянии, лишь бы никто сладенького не оставлял!
- Ох, да, тут ты права, утром первым делом проверяю целостность мира!
- Растим замену?
- Да!



@темы: сказка, сказки от Тигры

URL
   

Записки осознанного дилетанта

главная